В шапке
Выучить немецкий язык возможно!

Выучить немецкий язык возможно!

Первым моим учителем или, все-таки правильнее будет сказать, преподавателем, был Петр Антонович Бартош. Человек, который заложил основы  языка, привил мне усидчивость, работоспособность, заставил бороться со своей ленью, научил меня любить язык, свою будущую профессию.

Зубрежка зубрежке рознь

Теперь многие не понимают, как можно было так учить немецкий язык, это ведь совсем не коммуникативно, не эффективно и т.д., но тогда мы не задавали себе таких вопросов, а просто учили, нет, даже зубрили все то, что нам было задано. А задано нам было столько, что и не перечесть.

Сразу же хочу  внести ясность в  вопрос зубрежки. Сколько я училась в инязе, столько учила-зубрила язык. Многие говорят, если зубришь - значит ничего не понимаешь. В большинстве случаев к этому методу прибегают, когда надо выучить что-то в последнюю минуту, и сразу же забыть. Вот и ведется отсюда мнение, что если зубришь, то не понимаешь. Как зубрили мы? Сначала внимательно читаешь правило, разбираешь его, анализируешь все примеры, все исключения, потом начинаешь учить,  пока оно не будет «отскакивать от зубов». Вот и «вызубрил».  Петр Антонович  особенно бдел, чтобы правило было выучен наизусть.

Каждый урок он вызывал нас к доске, нужно было перевести и разобрать предложение, объяснить все сложные моменты, и горе тебе, если ты не сможешь все бодренько  ответить! Тут же тебя переводят в категорию бездельников, лодырей, паразитов, чьи родители купили место в университете и дальше  в том же душе. При этом он никогда не повышал голос, а глядя в сторону говорил, как бы обращаясь к воображаемому собеседнику, о том студенте, кто его особенно сегодня «обидел».

А еще он любил, прогуливаясь по классу, когда мы пыхтели над какой-нибудь зверской контрольной, наклониться над тем студентом, кем он в настоящее время не очень был доволен и «тихонько»  так на всю аудиторию сказать: «Что-то от Вас, фройлян, разит ленью…»  Как же было стыдно! Неприятно! Можете себе представить, как мы учили, чтобы только никогда не слышать этих фраз!

После контрольной шел подробный разбор ошибок с не менее подробной, листа на четыре, работой над ошибками. Каждую ошибку нужно было проработать, прописать, объяснить правило, привести минимум примеров пять. Но зато потом мы помнили все свои ошибки наизусть и больше на эти грабли не наступали.

Лодырь-хефт

У каждого из нас были так называемые «лодырь-хефты» (Heft переводится с немецкого как «тетрадь»). Слово «лодырь» Петр Антонович выговаривал как «лодыр». Он говорил, что это хуже, чем  просто лодырь. В эти пухлые тетради мы писали свои ляпы, писали и переписывали их по несколько раз, причем количество переписывания слова или предложения росло в геометрической прогрессии или в той прогрессии, которая была ведома одному Петру Антоновичу.

Я «попалась» всего  один раз. Дело было так. Работа на занятии кипела, моя соседка по парте отвечала  и в ответе допустила совершенно глупую ошибку, я, предчувствую, что ее ждет за это, толкнула ее локтем, чтобы она опомнилась и исправилась, но в этот момент я была замечена мощным радаром Петра Антоновича. Он зловеще так прищурил глаз, мы с соседкой почувствовали себя маленькими-маленькими паразитами, которых сейчас раздавят. Не помню (от страха), что было моей коллеге по несчастью, а я получила 5 листов сочинения на тему «В четверг, в 15.30». И написать это сочинение нужно было к следующему занятию. 

Также очень интересно проходило и домашнее чтение.  Мы получали определенное количество страниц, нужно было все прочитать, выучить все слова, все значения этих слов и …. выучить наизусть лист или два заданного текста. На занятии мы разбирали все, что сделали и прочитали дома, а потом он вызывал «жертву», которая должна была рассказывать наизусть выученный отрывок. Какое-то время Петр Антонович молча слушал, потом говорил: «Хорошо, а начните, пожалуйста, вот отсюда…» и называл какое-нибудь слово или предложение из текста, причем  оно не обязательно было по ходу рассказа , а могло быть в начале или конце или середине текста и так несколько раз и попробуй только сбиться или замешкаться! Тут тебя могут ждать следующие мытарства : «лодырь-хефт» или увеличенное в несколько раз количество страниц, которые нужно выучить наизусть или сочинение на …-дцать  листов.

Зато в конце учебного года мы все заговорили, прекрасно писали, а про память я вообще молчу. Я запоминала все после первого прочитывания. Год постоянного заучивания наизусть не прошел даром, память развилась настолько, что следующие четыре года иняза мне даже не приходилось ничего серьезно  и долго учить, все запоминалось как бы само собой. Вот у такого чудного преподавателя  посчастливилось мне учиться! Большое ему за это спасибо!

Наталья Каминская,
преподаватель немецкого языка

Нашли ошибку в тексте сайта?
Выделите ошибочный текст мышкой и нажмите Ctrl + Enter