Скидки на курсы иностранных языков
Непридуманные истории

Непридуманные истории

Недавно журнал "Большой" при поддержке шотландского виски "Grant's" проводил конкурс "Непридуманные истории(TRUE TALES)", в котором приняла участие и наш преподаватель английского языка Ольга Испенькова. Конкурс проводился среди обычных людей, которым нужно было написать про интересную и правдивую историю,которая с ними произошла,выслать ее на электронный адрес,затем отобраться в полуфинал, в полуфинале рассказать свою историю перед жюри и зрителями,попасть после общего голосования в тройку и оказаться в финале. Всего было 2 полуфинала, из которых 7 историй прошло в финал. В прошлом посте мы поделились историей про полезность английского языка, которая заняла третье место, а сегодня познакомим вас с первым и вторым местами. (Орфография и пунктуация авторские).

Другой Новый год (2 место)

Хочу поделиться тем, какой урок преподнесла жизнь в канун одного Нового года. Случилось это в уже далеком 2005 году. Тогда еще студенткой МГЛУ вкладывала энергию во все, что приносило радость: в спорт, самодеятельность, участие в образовательных проектах и т.д. Конечно же, не могла пройти мимо объявления о наборе Снегурочек и Дедов морозов для участия в благотворительной акции по поздравлению с Новым годом детей-инвалидов. Примерять роль Снегурочки было не ново, но в таких необычных условиях – впервые.

Позвонив по номеру, встретилась с организаторами, получила сценарий, выучила слова и вот, пришел тот день. Дед Мороз подобрался «стихийно»: в день поздравления собрались те ребята и девчонки, у кого получалось по времени, и разобрались по парам. Получили костюмы, подарки и маленькую полоску бумаги с указанием информации о ребенке: имя, возраст, адрес и диагноз. Мы были настолько увлечены вхождением в роль, что даже не вникали в смысл сокращений ДЦП (детский церебральный паралич) или СД(синдром Дауна). Здорово было идти в костюмах по улицам, видеть реакцию людей, нас бесплатно пропускали в метро и подвозили таксисты и другие водители. Молодежь за конфетку пела и рассказывала стихи на Октябрьской площади, просили сфотографироваться на память. Когда пришло время прогнать слова по дороге на первый адрес, выяснилось, что мой Дед Мороз ничего не выучил, но, как истинный двоечник, спрятал шпаргалку в посохе.

Вот и первая квартира, внутри меня огромное волнение. Дверь открывает улыбчивая женщина, впускает нас в дом, тут же подбегает девочка лет 3-4, и мы уже принимаемся входить в роль, как вдруг мама нас останавливает и говорит: «Это не для нее. Подождите». Ведет нас на кухню, где мы видим то, после чего мой Дед Мороз не смог сказать ни слова и мне пришлось одной, сглотнув ком в горле и не показывая вида, поздравить малыша. А весь ужас ситуации заключался в том, что на руках у мамы оказался ребенок лет пяти с головой на треть его маленького тельца.

Не помню уже что говорила, и как все прошло, поскорее хотелось попасть на улицу, в праздник, вернуть себе то непринужденное состояние, которое было до этого, но уже не получалось. Стало понятно, что Новый год у всех разный. Кому-то с песнями-плясками, а кому-то с маленькой радостью о том, что про них помнят.

После всего увиденного мы не могли сказать друг другу ни слова. Уже на улице Дед Мороз снял бороду и нервно закурил. А в списке был еще один адрес. Мы готовились к новому потрясению. В этот раз дверь открыла не одна мама, а счастливое многодетное семейство во главе с папой, на руках у которого был «необычный» мальчик. С деформированными руками и ногами, отвлеченным взглядом и блаженной улыбкой. Невозможно было не заметить с какой любовью смотрят на ребенка родители, как остальные детки осторожно его обнимают. Нам включили музыку, и мы все вместе, включая мальчика, который стал бурно выражать восторг на руках у папы, водили хоровод вокруг елки. На прощание родители все не хотели нас отпускать, спрашивали, куда написать благодарность. А куда нам написать благодарность на таких родителей? Которые мало того, что не отказались от ребенка-инвалида, так еще делают все возможное, чтобы он был счастлив.

Выйдя на улицу, снова молчали до самого места сбора всех Дедов морозов и Снегурочек, где нужно было сдать инвентарь. Молчал каждый о своем, но одно было понятно обоим: возвращали костюмы уже не те дети, которые их брали несколько часов назад. Вот так один день из жизни заставил посмотреть на нее совсем под другим углом и задуматься над тем, чего раньше не замечал или не хотел замечать.

Ольга Испенькова

Дуся (1 место)

Припарковался сегодня как нехороший человек, но в тени дома. Через некоторое время мама говорит: «Там внизу мусоровоз, а парень, что его загружает, — злюка: в прошлый раз выкрутил ниппели в колесах у машины, что мешала». Смотрю вниз — моя мешает. Мусоровоз стоит по диагонали и пытается выудить контейнер. А загружает его Дуся.

Дуся был первым человеком, с которым я познакомился в школе. Мы переезжали из неблагополучного старого района Минска в чуть менее неблагополучный новый. Наши мамы одновременно привели нас к директору школы договариваться о переводе. Я весело носился с ним по пустым коридорам школы, пока взрослые договаривались. Потом мама вышла и сказала, что все хорошо, а вот у этого парня проблемы — у него (шепотом) «заторможенное психическое развитие». Я ничего не понял, а он попал-таки в школу, в другой класс.

Относились к нему мои сверстники со свойственным школьникам сарказмом. Нарекли Дусей-Агрегатом, после — просто Дусей и всячески чмырили. Защищала неистово его только собственная мама, а «сильнейшие» неосознанно выживали. Выживали его отовсюду. После окончания школы я заметил, что Дуся стал залихватски курить дешевые сигареты, носить кепку и тусить с водителями троллейбусов троллейбусного парка номер пять. Он вырос высоким и заматерел. Это выражалось в походке, взгляде и тапках на босу ногу в неблагоприятную погоду. И в постоянстве сигареты в зубах. И в руках, которые чинят троллейбусы. Общение с водителями вернуло Дусе какую-то мощную силу, которой лишили его школьники. И то ли все выросли и обзавелись заботами, то ли вырос и он, но издевательства над ним прекратились. Более того, от этой мощной его силы было немного страшно.

В общем, внизу был Дуся, и я подумал: «Пускай скрутит ниппели».

А потом понял, что хочу извиниться за то, что припарковал машину не по правилам, а она мешает. И хоть в детстве я его не чмырил и общался с ним только в день знакомства, видимая со стороны история заставила меня опасаться мощной силы и непредсказуемости. Понятно, что в этом и часть вины за невмешательство.

Я вышел и сказал: «Извините, пожалуйста. Я неправильно припарковался, и это моя машина вам мешает... Ну, и там номер под стеклом. Я, вобщем-то, рассчитывал, что позвоните, если что». Ввернул такой себе аргумент, стало быть.

Водитель мусоровоза был сдержан, а Дуся разразился матом вперемешку с объяснениями, почему так делать нельзя. А потом говорит: «Вот иди сюда!» — и зовет к машине. Я подумал, что быстро скрутит ниппели. Или ногой врежет — и я же его понимаю. Он подошел к лобовому и ткнул пальцем в уголок бумажки с номером: «Вот! Здесь напиши! 33! Или, там, 155! Номер квартиры! И я в домофон! Мне удобнее будет! Мало ли, у меня нет денег на телефоне! Ну серьезно!!!»

Я уже заходил за угол дома, а он вслед крикнул: «Брат! Ну ты извини за матюки! Правда — напиши номер!»

Дуся, прекрасный Дуся. В синей робе, со шрамом на решительном лице и ростом дяди Степы, сколиозом старушки.

И, блин, я не помню его настоящего имени.

Это о чем.

О невнимании, малодушии, предрассудках и страхах, наверное.

Сергей Кравченко

Нашли ошибку в тексте сайта?
Выделите ошибочный текст мышкой и нажмите Ctrl + Enter